Навигация

Поиск по сайту

 











Все Новости

17.03.2015:  К 70-летию Победы над фашизмом
И пианино впридачу


Писать о своих родственниках в газетных публикациях полагаю не слишком скромным. Тем более о родственниках близких. Есть в этом что-то от самолюбования: глядите, дескать, какие мы удальцы в семье. Так ведь и в других семьях таковые найдутся, ничуть не хуже, а может и лучше.



Но что поделаешь: просьба начальства - приказ для подчиненного. Вот и вылились мои устные рассказы в редакции в сей опус.

Речь пойдет о моем деде - Дмитрии Феофановиче Каневском - офицере, прошедшем всю Великую Отечественную, не раз оказывавшемся в нелегких ситуациях, но с честью из них выходившем. Благодаря умению и, разумеется, толике везения, которую так чтит любой фронтовик.

Родился дед в 1902 году на Кубани в станице Каневская, от названия которой и происходит фамилия. В 17 лет оказался в Красной Армии, хотя многие родичи, как частенько случалось в гражданскую войну, оказались по другую сторону баррикад - у белых. Пришлось им изведать и горечь поражения, и "галлиполийское сидение", и унижение эмиграции.

Дмитрий Феофанович же продолжал служить в Красной Армии в кавалерийских частях (как все казаки в этом деле толк знал). Сначала младшим командиром, потом взводным, потом и ротным. Где-то в середине 30-х годов Сталин стал сокращать кавалерийские части в пользу механизированных. А кавалеристов определяли либо в летчики, либо в танкисты. Дмитрий Феофанович попал в бронетанковые войска и там продолжал тянуть армейскую лямку. Звезд с неба, пожалуй, не хватал, но командиром был крепким, умелым и вдобавок непьющим.
О вреде алкоголя

Пить навсегда дед бросил в 1937 году, когда служил в Запорожье. Как утверждала бабушка, Дмитрий Феофанович и до этого не был поклонником "зеленого змия", однако, как известно, и на старуху бывает проруха.

И как-то в летний вечер дернула его нелегкая переусердствовать с сослуживцами. Выпито было немало, но до дома дед добрался на собственных ногах. А вот потом случился конфуз. Квартиру они с бабушкой снимали в частном доме, и чтобы добраться до нее, надо было пройти через небольшой яблоневый сад. Там и прилег отдохнуть "уставший" капитан Каневский.

Бабушка, ожидавшая мужа с приготовленным ужином, такого безобразия и вопиющего нарушения дисциплины стерпеть не смогла. Но и будить грешника не стала. А просто вынула из кобуры табельный "наган", а из нагрудного кармана гимнастерки - партбилет и удалилась в дом.

Пробуждение капитана оказалось не слишком веселым. На дворе стоял, напомню, 1937 год, чистки в армии были в самом разгаре. Да и без всяких чисток было ясно, что ожидает раззяву, утерявшего личное оружие и партийный билет. Поэтому с отчаянным криком: "Муся, где оружие и документы?!", дед ворвался в дом. Но бабушка моя, Мария Георгиевна, была еще тот кремень. (В 80-е годы сумела пробиться со своей жалобой к секретарю ЦК КПМ, зловещему Смирнову). Ответ ее был прост и логичен: "Где пил, туда иди и ищи!".

Кремневость свою она демонстрировала три дня, пока дед почти не свихнулся от горя. И только потом выдала ему утерянное. С тех пор дед капли в рот не брал до самой смерти.
Начало

Войну дед встретил в первый день - 22 июня 1941 года в Южной Белоруссии. Хорошо известно, что это было за время: полное господство немецкой авиации в воздухе, противоречивые приказы: сегодня "вперед", завтра "назад", а потом вновь "ни шагу назад".

Но именно об этом периоде войны дед рассказывал более охотно, нежели о наступательных операциях, в которых ему пришлось участвовать. Кстати, как вы можете заметить, это отличительная черта всех фронтовиков. Они больше любят рассказывать как "драпали", как их гнали немцы и в какие нелепые ситуации они попадали.

Словом, дед в полной мере отведал всю боль и ужас начального периода войны. И в июле 1941 года оказался под Киевом, где развернулась оборона этого города.

Думается, нет нужды описывать ход 86-дневной обороны украинской столицы - все это давным-давно сделано. Да и видеть капитан Каневский мог лишь свой небольшой участок фронта. О нем и рассказывал. Запомнились его воспоминания о тяжком положении, сложившемся в сентябре.

О каких-либо планомерных действиях речь уже не шла. Теснимые со всех сторон противником, расчлененные и оставшиеся без управления части, понесшие большие потери в

предыдущих боях, действовали разрозненно и беспорядочно, а чаще небольшими группами. Эти группы и пытались самостоятельно вырваться из киевского котла. Но удалось это немногим. В их числе и оказался Дмитрий Феофанович. Более того, он с минимальными потерями вывел свою роту, сохранив боезапас и горючее. Именно за это и именно тогда, в 1941 году, когда Сталин был вовсе даже не щедр на награды, дед удостоился ордена Ленина и очередного звания.
На Волге

Красная Армия продолжала отступать. Вместе с ней отступал и майор Каневский. Остались позади знойные волжские степи - где за глотком воды надо добираться полдня,- тяжелые, кровопролитные бои.

К июлю 1942 года наша армия отошла к Сталинграду. Поначалу деду пришлось воевать в самом городе в составе 14-го танкового корпуса, а затем его часть перебросили севернее Сталинграда. Случилось это уже зимой, аккурат перед наступлением советских войск. Направления прорыва - севернее и южнее Сталинграда были выбраны потому, что там дислоцировались румынские дивизии, которые по уровню боевой подготовки и боевому духу значительно уступали германским. Да и со снабжением у них было жидковато... Позже дед вспоминал, что больше всего его поразили высокие чабанские шапки пленных румын и тонкие шинели.

В конце Сталинградской битвы Дмитрий Феофанович был тяжело ранен, и почти год пришлось ему скитаться по госпиталям. Занятие, что и говорить, неприятное, но возможно оно уберегло ему жизнь. Поскольку не позволило принять участие в знаменитом танковом сражении под Прохоровкой.
Последний бросок

Но вот позади Сталинград и Прохоровка, Румыния и Балатон. В начале апреля войска 3-го Украинского фронта вышли к столице Австрии - Вене. Воевать танкисту в городе несподручно: мало места для маневра. Потому Дмитрий Феофанович всегда нелестно отзывался о действиях танков в городе.

Но что поделаешь: приказы не обсуждаются. Вот и пришлось ему въезжать в город Моцарта и Бетховена на своем Т-34. Что было вовсе нелегким делом, ибо город был хорошо

укреплен и немцы готовились к ожесточенному сопротивлению. Дед говорил, что бои в Вене по своему ожесточению ничуть не уступали сталинградским, разве что продлились не так долго.

Но, в конце концов, 13 апреля 1945 года Вена была взята, а дед еще принимал участие во взятии мелких австрийских местечек вроде Штоккерау и Санкт-Пёльтена. А потом была Победа...

...Не припомню у нас дома сколько-нибудь значимых военных трофеев, привезенных дедом с войны. Парочка тарелок дрезденского фарфора да эсэсовский кинжал. Но главное - пианино! И привезено оно было из Вены - а как же иначе, если это - город музыкантов? Настоящий "Блютнер" с медными канделябрами и великолепным звуком.

Сначала на нем училась играть мама, потом мой дядя, да и мне удалось слегка ударять по клавишам. Шопенами никто из нас не стал, но ведь это не самое главное. Главное - память о Великой Победе. Но если еще и пианино в придачу...

Евгений Мариан
0 
| Еще
вернуться назад »
News Time Romania - Stiri Romania News Time Romania - Stiri Romania