• Главная
  • Новости
  • Аграрный сектор Молдовы скатывается в экономическую пропасть, фермеры протестуют не напрасно: Почему в Молдове помидоры, чеснок и укроп из Египта, Турции и других стран

Аграрный сектор Молдовы скатывается в экономическую пропасть, фермеры протестуют не напрасно: Почему в Молдове помидоры, чеснок и укроп из Египта, Турции и других стран

Image

В беседе с фермером Серджиу Стефанко президент Молдовы Майя Санду заявила, что сельское хозяйство уже не приоритетная отрасль для страны. Не совсем понятно, когда она перестала быть таковой, но то, что аграрный сектор скатывается в пропасть экономического краха, уже давно не секрет. Проблемы в отрасли появились не сегодня, но сейчас они усугубляются, в том числе и по объективным причинам, которые стали козырной картой в руках правительства. Типа, мы не виноваты, это всё война. Очень удобная позиция, тем более, что влияние этого фактора действительно ощутимо.

Фермеры бастуют во многих странах Европы, хотя они, по сравнению с Молдовой, находятся не в самом критическом положении. У нас около 90% хозяйств выживают при помощи кредитов, а их возвращать нечем. Если у экономического агента есть непокрытый кредит, второй кредит банк ему просто не даст, да и другие финансовые учреждения тоже – кредитная история строго отслеживается. Субсидирование сельского хозяйства у нас происходит несколько хаотично. Есть у государства какая-то сумма – распредели как-то и между кем-то. Причём, не всегда справедливо.

- Чтобы фермеры не оставались в плачевном состоянии, государство должно выдавать субсидии на каждый гектар обрабатываемой земли независимо от категории выращиваемых культур. И пусть он уже думает, что и как ему сажать и сеять, чтобы не быть в убытке, какие кредиты брать и как их погашать. Мы тоже сев озимых провели за счёт кредитов, так что сейчас нам очень непросто, но этого не понять тем, кто судит со стороны, - рассказывает руководитель фермерского хозяйства «Lider-Nord» SV (Рышканский район) Вячеслав Сырбу. - В этом году мы не хранили зерно для продажи весной, всё продано ещё осенью. И, наверно, правильно. Ещё неделю назад пшеница продавалась по 2,7 лея, а сейчас - по 2,4 лея. Иногда зерно к весне дорожает, но так бывает не всегда. Цены диктует мировой рынок. Надо было рассчитаться с банковскими кредитами. Банки долги не прощают. Остались задолженности перед поставщиками удобрений и средств защиты, но они, как правило, входят в наше положение, всё понимают и готовы ждать погашения долгов в счёт будущего урожая. На самом деле, сейчас не то время, когда кто-то стоит в очереди за твоей продукцией. Покупателей надо искать самостоятельно.

Как считает Вячеслав Сырбу, ситуацию можно исправить только за счёт снижения себестоимости продукции. Здесь много факторов – качественные семена, доступные удобрения и средства защиты, грамотный подход к земледелию и т.д. Но главный – надежда на высшие силы, которые пошлют дождь в нужное время. В стране, где нет орошения, приходится уповать только на Бога. А что касается дотаций от государства – пусть берут пример с других европейских стран. Понятно, что Молдова – страна бедная. Вместе с тем, если аграрный сектор датировать, и он будет развиваться, то в виде НДС в государственный бюджет может вернуться гораздо больше денег, чем было израсходовано на его содержание. Даже сейчас, если всё подсчитать, поступления от налогов аграрного сектора может перекрыть сумму субсидирования. При худшем раскладе в засушливые годы государство получит мизер, зато жители Молдовы будут употреблять местные продукты. Уже даже картошку, чеснок и укроп, завозим из Египта и других экзотических стран. Понятно, им тоже помочь надо, а как же мы? Кстати, Египет тоже не может похвастаться обилием осадков, но как-то выкручиваются. Понятно, что Нил спасает, но систему орошения всё-таки соорудили сами.

Если в прошлом сезоне север республики силы небесные немного дождями радовали, то юг на протяжении длительных периодов оставался без влаги. Правительство отрекаясь от региона, пыталось откреститься от кукурузы, сказав, что эта культура, выращиваемая на юге, больше датироваться не будет. Таким образом можно вообще отказаться от юга Молдовы, как от нереспектабельного.

- И позапрошлый и прошлый год были очень тяжёлыми, - уточняет председатель колхоза «Победа» села Копчак Чадыр-Лунгского района Николай Драган. – Но, если в позапрошлом году были хоть какие-то достойные цены на продукцию, в прошлом их не было вообще. И это при низком урожае. В прошлом году мы собрали 800 тонн винограда, при урожае 80 центнеров с гектара, это не так уж мало. Но по винограду мы в убытке, потому чтобы были низкие цены. То же самое по ценам на зерновые. Мы продаем зерно по 2,4 – 3 лея, когда его себестоимость около 5 леев. Но мы вынуждены были реализовать продукцию по низким ценам, чтобы рассчитаться с кредитами. Ситуация очень тяжёлая. Поэтому фермеры и бастуют, это хоть какая-то попытка достучаться до правительства.

Николай Драган тоже придерживается мнения, что всем сельхозпроизводителям нужно выделять субсидии на один гектар обрабатываемых земель, независимо от выращиваемых культур и их площади. Естественно, фермер, при выборе выгодных культур, должен соблюдать севооборот, иначе мы окончательно убьём наши плодородные земли.

- У нас в прошлом году было градобитие и нам была положена компенсация. Приехала комиссия из Агентства по интервенциям и платежам в сельском хозяйстве (AIPA) и предположила, что урожай будет на уровне 25-30 центнеров с гектара, - рассказывает Николай Драган. - В итоге средний урожай составил 11 центнеров. Но никто не захотел нас слушать, никто не помог, хотя мы попадали в категорию пострадавших. Компенсации выдавались хозяйствам, где после градобития потери составляли 60% и выше, мы попадали в эту категорию, но не смогли доказать. Кроме того, правительство решило помогать хозяйствам, которые обрабатывают до 1500 гектаров земли, у нас пять тысяч. И что, мы уже не нуждаемся в поддержке? Кредиты банки не дают. Максимум 500 тысяч леев. Но для такого большого хозяйства, как наше – это мизер. Ищем кредиторов в счёт будущего урожая, хотя всё очень рискованно. Мы стремимся к Европе, но не думаю, что она может помочь нам в этом отношении.

Сколько просят у правительства наши сельхозпроизводители на гектар обрабатываемых земель? В разные годы озвучивались разные суммы, то полторы тысячи леев, то три,то пять, но они никак не соперничают с европейскими, хотя затраты на производство у нас больше.

Кстати, в Молдове есть много мелких хозяйств, где обрабатывается по 20-30 гектаров. Руководители посчитали, что выгоднее вообще ничего не сажать. Не будет прибыли, но не будет и убытков. Субсидии от правительства не спасают. Ну а земли, если они выкуплены – продаются или возвращаются владельцам, в основном дедушкам и бабушкам, которые на своём горбу и сотку обработать не могут. Если земля не будет обрабатываться несколько лет, её просто «национализируют», в наше время, это понятие приобретает другой смысл. Как бы ни был крестьянин привязан к земле, если его ставят перед фактом либо ты ничего не получаешь и теряешь землю, либо тебе дадут кругленькую сумму, то обычно он выбирает второе. В зависимости от региона, бонитета и площади, стоимость одной квоты колеблется от 2 до более 10 тыс. долларов.

Ещё несколько лет назад рассматривалась вполне прозрачная версия, что аграриев преднамеренно погружают в кабалу и долговую яму. Цель - передача земель крестьян и фермеров иностранцам. Собственно, такое уже происходит. Ещё в 2019 году озвучивались данные, что около 15% молдавских земель принадлежат иностранным фирмам. В прошлом году говорилось, что этот уровень достиг 40-50%, но без доказательств утверждать не будем. Понятно, что в большинстве случаев во главе иностранных фирм-скупщиков – лица подставные.

В общем, всё, о чём говорят фермеры, выходя на протесты, - это просто афиша, глас отчаяния, обозначение проблем. Основное действо можно познать, лишь став компонентом, действующим лицом на сцене театра в драме под названием – аграрный сектор Республики Молдова.

www.md.kp.media

Logo

ДРУГИЕ НОВОСТИ

Все новости